Хочу, чтобы они почувствовали жизнь «здесь и сейчас»: режисерка из Кривого Рога о творчестве и усыновлении

Главное фото новости
Фото: TSVETANA.PH
1kr.ua
Осенний день для 15-летней Юлии Морозовой начинается с дистанционки. К школе "онлайн" уже все привыкли: то карантин, то война.

После уроков Юля садится на велосипед и едет на улицу Армавирская, 28 – в Шелтер Плюс, чтобы успеть на репетицию театральной постановки.

Она занимается в театральной студии уже 6 лет, но никогда не получает главную роль. Режиссерка там ее мама.

Она волнуется, чтобы люди не думали, что она главные роли отдает мне, потому что я дочь. А у меня это классно выходит! – говорит Юля немного возмущенно.

Сейчас Юлия — школьница, пластунка, волонтерка и актриса. Она очень сдержанна, старательна и, безусловно, талантлива. А я помню эту девушку с 2017 года: и родители, и все вокруг называли ее Юля Дзига, и это описывало характер 9-летней девочки. Тогда она всего год была в семье Морозовых, которые в 2016 году взяли ее под опеку. Первый год адаптации и для нее, и для приемных родителей был непростым.




Юлия Морозова. Фото TSVETANA.PH


Сейчас каждый день Юли проходит в "Шелтере". Здесь она волонтерит со своими родителями, готовится к спектаклю и присматривает за младшим братом — 7-летним Марком, которого Евгения и Роман Морозовы взяли на попечение за 2 месяца до начала полномасштабной войны. Теперь и Юля, и Марк привлечены к творчеству и волонтерству.

Я верю, что через годы дети будут вспоминать, что тоже активно помогали победе Украины, — говорит Евгения.

Творчество – как возможность отвлечься от войны


С начала открытого вторжения России в Украину в феврале 2022 года в студию Евгении Морозовой-Поповой присоединились дети и подростки, переехавшие в Кривой Рог с временно оккупированных территорий.


Спектакли и репетиции студии тоже приобрели иной смысл — ни одна встреча не обходится без разговоров о войне. В этом году "творческий сезон" осенью не открывали, потому что он, по сути, не закрывался — репетиции продолжались все лето.


Фото: Шелтер Плюс

Мы понимали, что детям и подросткам нужно отвлекаться, – говорит Евгения в перерыве между занятиями. - Когда к студии присоединились дети переселенцев, мы знакомились. И одна девушка говорит: "Я Лиза, из Мариуполя, я обожаю фотографировать". И дальше, снежным комом, следующий человек: "Лиза из Мариуполя любит фотографировать, а я Оля из Херсона, ненавижу орков".

Женя говорит: подростки, переехавшие с оккупированных территорий и начавшие заниматься в ее студии, в первые месяцы буквально все время говорили о пережитом в оккупации. К примеру, две семьи уезжали с Херсонского направления на машинах. Одна из них взорвалась на вражеской мине – люди погибли. В другой машине была девушка с ребенком. Она потеряла мужа, отца и других родственников.


Режиссерка вспоминает: они должны были что-то придумать, чтобы утешить и эту девушку, и других людей, потерявших на войне.

Когда в "Шелтере" был фестиваль "Картоновка", наша студия выступала с театрализацией, - говорит дочь Жени Юлия. - И на книгоднях читали фрагменты из "Хроник Нарнии", "Гарри Поттера". Сейчас я ассистирую в проекте "Літня пригода ТУТ". Творчество помогает справляться с эмоциональными "качелями". Становится меньше мыслей "мы все умрем" , становиться больше - "мы под надежной защитой". Еще я начала вышивать. Просто толкаешь иглу в ткань, и это та-а-к помогает справиться с эмоциями!

Здесь и сейчас: книгодни, муми-тролли и воздушная тревога



Мы разгружали 7 тонн продуктов каждое утро, 5 тонн на вечер раздавали, — вспоминает Евгения о первых месяцах большой войны и раздаче гуманитарки в Шелтере. — Наконец, переселенцы спрашивали, можно ли к нам приходить детям просто поиграть. И тогда я поняла, что мы должны что-то придумать для них.

Евгения с мужем Романом более 20 лет волонтерят в культурно-общественном центре "Шелтер Плюс" на Армавирской, 28. За эти годы здесь воплощали различные проекты: инклюзивный проект "Краще Разом", режиссеркой которого и является Евгения; здесь работает студия звукозаписи, детский клуб развития "Схованка" как альтернативное образование для школьников, платформа по наставничеству для детей-сирот и т.д. Когда началась война Шелтер, оправдывая свое название, продолжил давать убежище и помощь нуждающимся.

Шелтер Плюс всегда был безопасным местом для разных людей, – говорит Женя. – Я поняла, что война – самый главный момент в истории Шелтера. Он будет спасать людей, и я хочу быть присоединена к этому.

Весной Шелтер помогал внутренне переселенным лицам продуктами и средствами гигиены. Уже тогда количество переселенцев в городе превысило 50 тысяч.


Летом 2022 года в Шелтере появился проект "Літня пригода ТУТ"
. Философия его в жизни "здесь и сейчас": пока идет война, пока звучит воздушная тревога, пока люди разбросаны по миру. В Шелтере организовали книгодни для детей и подростков из Кривого Рога и для переехавших с оккупированных территорий. Каждая локация тогда была тематической: по "Гарри Поттеру", "Хроникам Нарнии", "Медвежонку Паддингтону" – все они о дружбе, ценностях и любви, которой сейчас часто не хватает.



Фото: Шелтер Плюс


На книгодне с детьми и подростками мы читали книгу о Паддингтоне, – говорит Евгения. — Вспоминали, что он тоже был переселенцем. С маленьким чемоданчиком и запиской от тети он попал в неизвестный город к незнакомым людям. Я хотела дать понять: непонятная ситуация может превратиться в интересное путешествие-происшествие, если ты будешь открыт к событиям и людям, которые хотят тебе помочь.




Фото Шелтер Плюс

В рамках проекта "Літня пригода ТУТ" в Шелтере было мероприятие, связанное с Туви Янсон, ее историей о муми-троллях. Авторка писала о них во время Второй мировой. В этих историях ни слова о войне, но упоминаются катаклизмы, которые переворачивали жизнь персонажей, но благодаря друзьям и семье, которые всегда были рядом, они переживали это лучше. В Шелтере сделали семейное театрализованное мероприятие, квест. Семьи переселенцев путешествовали по пунктам и преодолевали испытания.



Женя долго подбирает ответ на вопрос, почему она, ее муж и двое детей все эти 7 месяцев остаются в городе и практически без выходных работают и волонтерят. Наконец говорит:

Я знаю точно, что есть люди, у которых есть сила спасать себя. Есть способные спасать себя и свою семью, соседей. А есть те, кто может спасать всех вокруг.

Знакомая Евгении в начале полномашстабного вторжения сказала ей: ты не уезжаешь, потому что тебе, наверное, не так жаль детей, из-за того что они приемные.



Фото TSVETANA.PH

Женя улыбается.

Это совсем не о том. Это мои дети. Они мои родные. Не по крови. Не биологически мои родные. Но мои, родные, – это 100%. Мы не в розовых очках. Мы знаем, что может произойти с патриотами, все эти годы активно объявлявшими свою позицию. Но все равно приняли решение оставаться, потому что мы нужны здесь, в Кривом Роге.

Евгения и Роман Морозовы уже несколько лет воспитывают Юлю и 9 месяцев – Марка. Женя настаивает: задумайтесь обо всех детях-сиротах, которые из-за войны получили такой статус и о дальнейшей угрозе попадания их в интернатные учреждения, где для детей не могут обеспечить ни индивидуального подхода, ни предоставить ту любовь и попечительство, которые дети получают в семье. Если вы задумываетесь над усыновлением и хотите узнать опыт семьи Морозовых, напишите Евгении


Евгения, Юлия, Марк и Роман. Фото TSVETANA.PH


Этот материал создан благодаря ОО «Интерньюз-Украина» в рамках программы «Украинский фонд быстрого реагирования», реализуемой IREX при поддержке Государственного департамента США. Содержимое является исключительной ответственностью «Первого Криворожского» и не обязательно отражает взгляды Государственного департамента США и IREX.


Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.


Воздушная тревога

Предыдущая тревога длилась –
16 мин

Все хорошо

03 : 28

Новости 1kr.ua в Tеlеgram

Мы в социальных сетях

Общество

Booking.com