Если останется один дом – мы вернемся, – история переселенца из Беляевки

Главное фото новости
Фото: Первый Криворожский
1kr.ua
Полтора месяца в оккупации прожил Николай с женой Татьяной в селе Беляевка на Херсонщине. От гибели мужчину два раза спас счастливый случай. Почему семья не смогла выехать из села с первого раза, и что больше всего удивило супружескую пару, которая видела оккупантов собственными глазами.

Перестали считать

Село Беляевка находится в Бериславском районе Херсонской области – в 90 километрах к югу от Кривого Рога. Новостей об оккупации этого села на тысячу людей почти нет, как и нет уже половины села – его разбили оккупанты из РФ.

Оккупанты появились там в марте, рассказывает Николай Алексеевич Бондарь. Мужчине 67 лет, вместе с женой похоронили детей, погибших в автокатастрофе, так что когда речь шла о вероятной оккупации, выезжать из дома не хотел - там похоронены дети.

Местным пришлось прятаться в погребе от кафиров, вспоминает мужчина, обустроились как могли – соседской женщине, которой уже через 90 лет, затащили кровать в подвал, остальные спали на полу – как придется.
Николай Алексеевич вспоминает: когда армия РФ только заходила в село, считали с женой технику, а в какой-то момент просто перестали - "Уралы", "Смерчи", "Грады", "Ураганы" - их было столько, что не счесть.


"За людей не считали"


В селе стояли русские и выходные из самопровозглашенных республик Л-ДНР. С последними российские военные не церемонились – их вообще, говорит Николай, людей не считают. У них не было ни провианта, ни оружия. Это не единственные такие свидетельства о поведении кафиров в Херсонской области.

– Идет, бывало, вижу, на блокпост дежурить, тот (предшественник, авт.) ему рожки отдал, идет другой – передал.

Так что у местных забирали все – габаритные автомобили, чтобы возить боеприпасы, воду, смартфоны. У стариков забирали даже кнопочные телефоны – чтобы никому ничего не рассказывали.

С течением времени россияне обустроили в местной школе склад боеприпасов. Очевидно, руководствуясь собственным опытом, они бьют по украинским школам и другим гражданским объектам, оправдывая свои действия якобы разведданными.

Надо было убегать


В селе больше, чем полтора месяца не было света – в какой-то момент супруги Бондарь решили, что нужно попытаться уехать. Бои только усиливались, а быть живым щитом для россиян не хотелось.

– Спали одетыми по 2-3 недели. В оккупации мы прожили полтора месяца – уже доходило до того, что невозможно было терпеть все это: то в сад упала рама из Урагана, то на соседней улице обломки от другого снаряда. Оба раза уцелел, слава Богу.

Потом два "Града" на огороде разорвались, я как раз выходил в сарай, так меня обломками не достало. Надо было убегать.

Кадыровцы не пропустят


– Как-то сказали нам, что в полдень будет выходить колонна из Беляевки в сторону Нововоронцовки. Часть машин добралась до трассы, когда возвращаем – бежит (военный РФ, - авт.) и стреляет вверх: "Возвращайтесь, кадыровцы все равно вас "на Арбузе" (памятник в Херсонской области, - авт.) не пропускают". Уехать можно было только в сторону Херсона или Крыма. Конечно, туда никто не захотел.
Тогда беляевцы расселились кто где мог у друзей, знакомых в окрестных селах — вАлександровке, Михайловке. Техники тогда не было русского там. 12 дней Николай с супругой прожил в одном из этих сел. Позже стало известно о выходе колонны из Берислава в Кривой Рог. Эту колонну из 250 машин россияне сопровождали вплоть до Шестерни, а на Широковщине украинцев встретили уже армейцы ВСУ
.

Дорога заняла весь день


Первую ночь Николай с женой провел в центре, где криворожане встречают переселенцев, а уже оттуда двинулись в Криворожский район.

Есть где жить


В Зеленодольске супруги приобрели квартиру еще до войны – чтобы старость доживать в городе. Средства накопили благодаря паям, как фермеры-единоличники.

Здесь, говорит Николай, хорошо, хотя часто сюда достает вражеская артиллерия – избивают из его родной Херсонщины. Но это не сравнить с тем, что люди пережили в Беляевке.

– Как-то было, говорю женщине: ”Таня, иди поживись, какая “красота” – российские войска как раз ударили фосфорными ракетами… Ну, кто это видел – понимает, что это за “красота”.

В Зеленодольске люди постоянно помогают вынужденным переселенцам – и медикаментами, и продуктами, и документами и логистикой. К этому приобщены и волонтеры, и чиновники.

И все же Николай Алексеевич с женой хотят домой, и планируют вернуться в Беляевку, как только ВСУ ее уволят и позволят гражданским вернуться.

– Нам нужно туда – у нас там дети похоронены. Хоть там и один дом останется, все равно вернемся.

Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.