Криворожское эхо в центре Лондона. Часть вторая

Главное фото новости
Фото: Google.com
1kr.ua
На прошлой неделе журналисты команды Слидство. Инфо и Дмирий Гнап обнародовали документальный фильм, в котором рассказали как украинские олигархи Игорь Коломойский и Виктор Пинчук разрешили между собой спор вокруг Криворожского железорудного комбината путем передачи от одного другому в качестве отступных фешенебельных зданий в центре британской столицы.

При этом были использованы оффшорные схемы, которые всплыли в документах "Paradise Papers", ставшие достоянием мировой общественности благодаря работе международной группы журналистов и исследователей.

Об этой истории Первый Криворожский рассказал в Первой части, также как и об особенностях приватизации времен президентства Леонида Кучмы.

Сегодня поговорим более подробно о том, что собой представляла железорудная отрасль в предприватизационный период и почему криворожские ГОКи и рудники в определенный период времени не представляли никакого инвестиционного интереса.

Кривбасс в кризисе

В середине девяностых украинский горно-металлургический комплекс представлял собой жалкое зрелище. И если металлурги хоть как-то выживали за счет экспорта, то железорудная отрасль была на грани выживания. Столько руды, сколько добывали наши ГОКи, отечественные металлурги не могли полностью переварить, а на экспорт отправлять было не выгодно. Мировая цена на ЖРС колебалась вокруг 10 долларов за тонну.

Добыча руды в Кривом Роге было делом убыточным. Инвестиционная привлекательность наших ГОКов нулевая. Кредиторская задолженность заоблачная. Оборотные средства отсутствовали полностью. Бартерные схемы достигали чуть ли не 100%. Зарплата для горняков выплачивалась с перебоями. Уровень менеджмента оставлял желать лучшего.

Каждый выживал, как мог. Некоторые не выдерживали. В частности РУ им. Кирова приказало долго жить. Добыча руды подземным способом на некоторых шахтах стала невыгодной, их закрывали, затем создали на их базе предприятие «Кривбассгидрозащита» для выкачки подземных вод.

Читайте также: Криворожское эхо в центре Лондона. Часть первая

Сухая Балка решила выти из состава объединения Кривбассруда и отправиться в самостоятельное плавание, создав на базе своего рудника Акционерное общество с раздачей акций работникам предприятия. Правда 25% акций Сухой Балки остались за государством. По такому же пути пошел и ЮГОК. Остальные ГОКи и та же Кривбассруда (впоследствии ставшая Криворожским железорудным комбинатом) на столь радикальные шаги не осмелились.

Железорудная отрасль была слабоуправляемой, может, поэтому в 1998-м году была создана Государственная акционерная холдинговая компания «Укррудпром», в которую вошли почти все железорудные предприятия Украины и ряд рудоуправлений по добыче известняка, доломитов и пр. (Балаклавское и др). С этого момента сползание вниз, можно сказать, прекратилось, но и какого-то рывка отрасли такое объединение тоже не дало.

Приватизация ГОКов. Первый блин комом

Впрочем, с перспективой дальнейшей приватизации отрасли, создание такого государственного холдинга имело смысл. В той же Бразилии в середине 90-х, когда горнодобывающая промышленность испытывала кризис, государство выставило на продажу 40% акций компании CVRD, объединявшую помимо прочих и производителей железорудного сырья.

Аукцион прошел весьма успешно. Было как минимум 7 участников со всего мира.

В итоге, государство не только выгодно продало 40% акций, но и смогло привлечь в отрасль крупного, эффек4тивного инвестора и одновременно оставило за собой контрольный пакет акций холдинга. Сегодня компания Vale (переименованная CVRD) – один из крупнейших в мире игроков на рынке ЖРС.

Нечто подобное можно было провернуть и с украинским Укррудпромом, но для этого у тех, кто принимал решения, должно было быть как минимум государственное мышление и поменьше алчности.

А с этим у нас всегда была проблема. В вопросах экономики (и приватизации, в частности) наши державные мужи руководствовались, прежде всего, двумя национальными и вполне естественными принципами: «Сам не гам - и другому не дам!» и «Що не з'їм, те понадкушую».

Вот с ГОКами нечто подобное и произошло. Хотя, справедливости ради, надо сказать, что государство сделало попытку выставить на продажу немного акций железорудного предприятия, в частности, ЦГОКа, но на миноритарный пакет убыточного, полубанкротного на тот момент (1997-1998гг.) предприятия почти никто не позарился. За бесценок его приобрели братья Черные, которые впоследствии перепродали его Ринату Ахметову.

Потерпев фиаско, государство умыло руки, дав понять, что кто хочет, тот пусть эти миноритарные пакеты акций ГОКов и берет себе в собственность. Контрольные же пакеты акций (50%+1 и более) были переданы в ГАХК «Укррудпром» (ЮГОК и Сухая Балка - по 25%).

Кстати, показательная деталь. Поскольку в Украине тогда (впрочем, как и сейчас) отсутствовал фондовый рынок в классическом его представлении, акции предприятий нигде не обращались и не котировались, то неким своеобразным индикатором, лакмусовой бумагой, способной дать оценку и предприятию и его менеджменту, были векселя. Предприятия их тогда охотно эмитировали, не только как платежное средство, но и для различных схем, и кое-что попадало на открытый рынок долговых обязательств.

Так вот векселя и долговые обязательства криворожских предприятий на рынке можно было приобрести с дисконтом в 50 и более процентов. К примеру, долги Криворожстали оценивали в 1997 г. на уровне 20-25% от номинала, а векселя того же Центрального ГОКа можно было найти и за 5-10% от номинала (дисконт 90-95%). И ЦГОК был не одинок. По такой же цене предлагались долги ДМЗ им.

Петровского и других меткомбинатов. Это говорило об уровне доверия к этим предприятиям и их менеджменту со стороны бизнес-партнеров. Кстати, векселя криворожских ЖЭКов, стоили на рынке в несколько раз дороже – 25-30% от номинала.

Нельзя сказать, что руководители ГОКов и меткомбинатов были настолько лузеры, что вот так низко рынок ценил их профессиональный уровень. Просто они работали в таких экономических условиях, которые не иначе как бардаком и абсурдом не назовешь. И они еще как-то умудрялись выживать и даже строить политическую карьеру.

К примеру, тот же Владимир Мовчан, директор ЦГОКа, постепенно приобретал в Кривом Роге политический вес и мог составить конкуренцию самому Юрию Любоненко. Тогдашнему мэру Кривого Рога это не сильно нравилось, конкурентов он не любил и предложил Владимиру Петровичу разойтись полюбовно. То есть, пост городского головы остается за Любоненко, а Мовчан беспрепятственно проходит в Верховную Раду в виде нардепа.

На том они и разошлись.
И Владимир Мовчан, как народный депутат, сыграет весьма важную роль в дальнейшей судьбе и криворожских железорудных предприятий, и украинских олигархов.

Потому что, именно по его закону приватизация Укррудпрома и проходила. Но идейным вдохновителем был отнюдь не бывший директор ЦГОКа. Он лишь выполнял «просьбу» отдельных товарищей. Но об этом подробнее в следующей публикации.

Продолжение следует


Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.


Telegram чат Кривого Рога

Мы в социальных сетях

Город